Треугольный квадрат

Треугольный квадрат (Брызги бургундского)

Эссе

 

Как все, она, конечно, боялась старости, дряхлости и немощи…Но такие грустные, даже фатальные мысли приходили к ней редко. Пока она молода и красива, даже ослепительна, ей хотелось размышлять о более приятных вещах. Внешностью ее восхищались даже женщины, и она чувствовала их искренность. Кожа ее приводила в изумление каждого, кто лицезрел ее, или кому было дозволено коснуться бархатистой, тонкой и теплой ловушки для мужчин. Скорее всего, и для ее мужчины, когда он выбрал ее из легиона красавиц, это было главным.

Она жила в большом коттедже на тихой зеленой улице. Зимой улицу тщательно чистили от снега, поэтому проблем с дорогами не было. Это ее самый большой «бзик» — нелюбовь к плохим дорогам. Мужчина у нее был классный – богатый, умный, ласковый. Ей очень повезло с ним. Она с неприязнью вспомнила немолодого мужчину из соседнего дома, который ей не нравился. Буквально недавно он сменил свою «бывшую» на экзотическую утонченную брюнетку. Примерно месяц назад она слышала, как за высоким забором и зелеными зарослями он недовольно ворчал, а иногда громко ругался, жаловался и ныл, как ему не повезло. Он находил в ней кучу недостатков и кричал, что этому надо положить конец. Неблагодарный,- это самое безобидное слово для этого невыносимого соседа. Она отдала ему всю свою молодость, красоту, все свои силы, и он ведь когда-то любил ее, холил и лелеял, называл ласково «моя малышка». Теперь ее место заняла такая невероятная красавица, что ему многие завидовали. Она видела, как соседи по улице смотрели в окна, вытянув любопытные шеи, даже выходили на дорожки, чтобы посмотреть, как они лихо подкатывают к своим воротам, резко тормозят, чтобы привлечь еще больше внимания, и вкатывают в ворота, чтобы остаться наедине.

Она давно поняла: чем богаче мужчина, тем чаще он меняет своих возлюбленных, тем они более молодые, изящные и блестящие. Ему неважно, из какой она семьи, какие салоны и какая косметика ей нужна… Ему надо, чтобы окружающие провожали их завистливым взглядом – вот в чем он видит счастье обладания ею.

Она отогнала навязчивую, противную, липкую мысль, что ее мужчина тоже может найти себе новый предмет обожания… Ужасно это все.

Ведь у нее был другой, ее первый мужчина, которого она вычеркнула из своей жизни, но сейчас память зло вернула ее в прошлое…Его грубость, полное невнимание к ней, даже пренебрежение. Какая косметика! У нее даже не было зимней обуви… Это он сломал ее крылья, растоптал веру в счастливое будущее… Она попыталась на корню задушить всплеск памяти, которая услужливо подсовывала ей воспоминания о том, как ее первый мужчина отдал ее чужим пьяным людям…

Вот поэтому она была чувствительна к проявлению нежности и ласки от своего мужчины. Боялась его неудовольствия даже во взгляде. Ей нравилось, когда он, проходя мимо, намеренно или нечаянно, ласково касался ее теплыми тонкими пальцами. Она вообще любила его ловкие, надежные руки. Только благодаря им у нее выросли новые крылья. Только ему она хотела отдать всю теплоту своей бархатной кожи, и она готова была вылезти из нее, чтобы только не подвести его, не дать повод для сомнений в ее преданности и любви. Прощала ему все, даже нарочитую грубость в разговоре о ней с друзьями, когда, в разгар пирушки все вываливались из дома покурить. Он обязательно заводил разговор о ней. Она подозревала, что он специально вытаскивал их на свежий воздух, на эту тенистую летом, и аккуратно обрамленную пушистым снегом зимой, площадку, чтобы обсудить ее достоинства. Он жадно ловил искры зависти в глазах друзей, хотел слышать восхищенные восклицания и, казалось, хотел вырасти от всего этого до неба. Он легко шлепал ее по крутому боку, с гордостью говорил: заводится с пол-оборота,- в этом месте она слегка смущенно вздрагивала — и, совсем грубо: жрет мало…

Тут она была согласна: для ее класса шесть литров на сотню – это, действительно, мало. И все-таки ее воображение рисовало ужасные картины ее старости. Когда ее пламенное сердце перестанет тихонько урчать под капотом, когда безжалостная ржавчина рыжими зубами искусает самые нежные, беззащитные места ее хрупкой плоти, появятся морщины, трещины, которые не замажешь самой дорогой косметикой, а новые крылья будет бесполезными запчастями, когда ее мужчина не захочет купить ей зимнюю обувь, а просто купит новую сверкающую шикарную машину и будет преклоняться перед ней. И все будут восхищенно присвистывать ей вслед… Хищник…

Снежинки таяли и горькими слезами стекали по ее большим прекрасным стеклянным глазам…

Лилия Ражева, 2013